СЕРГЕЙ ЛОЗНИЦА ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ В КАННАХ РАССКАЗАЛ О СЪЕМКАХ НА МАЙДАНЕ

Светлана Хохрякова,"Московский Комсомолец", www.mk.ru, 22.05.2014

«Там был один главный политик — народ»

Кинорежиссер Сергей Лозница — уроженец Белоруссии, вырос в Киеве, учился и работал в Москве и Ленинграде, теперь живет в Берлине. Его игровые картины «Счастье мое» и «В тумане» участвовали в конкурсе Канн.

Лозница должен был снимать игровую картину «Бабий Яр», но ее пришлось отложить до следующего года из-за событий на Украине. Зато снял документальный «Майдан» в той стилистике, в какой хотел бы делать и «Бабий Яр». Все-таки он в первую очередь документалист, и его прямое дело — быть там, где происходят исторические события.

Первые слова, с которых Сергей начал наш разговор, относились к украинскому режиссеру Олегу Сенцову, арестованному в Симферополе ФСБ больше 10 дней назад и обвиненному в терроризме. По словам Лозницы, это полный абсурд. И он призвал всех нас напоминать о своем коллеге вплоть до его освобождения.

Я 27 лет прожил в Киеве, — говорит Сергей. — Как только там начали развиваться известные всем события, я сразу решил туда поехать. Это исторический момент, который мы обязаны зафиксировать. Оказавшись в Киеве, я был поражен тем, как изменились люди. На Майдане понял, что приходит конец власти. Янукович потерял то, что должен иметь лидер любой страны, — уважение. И никакая сила в этом случае не может удержать правителя у власти. И никакая сила не может противостоять воле народа.

Первую часть фильма я снимал в декабре 2013 года. Удивительное ощущение: опасность нападения как будто присутствовала, но одновременно было чувство безопасности на Майдане. Потом уже, когда там снимал оператор Сережа Стефан, думаю, было опасно. Предполагалось, что снимать будет румынский оператор Олег Муту, но он был занят на другой картине. И мы начали работать с Сергеем. Отсняли 100 часов материала. Закончили 5 марта.

Начиная картину, я должен был определить для себя правила работы. Главный вопрос: «О чем снимать?» Ясно — о людях. Нужен был крупный план, много людей, массы. В нашей русской культуре есть фильм Эйзенштейна «Стачка» — он и стал моим учителем. Дальше я следовал событиям. На Майдане люди относились к нам с пониманием, приглашали снять что-то еще, чтобы все знали — что на самом деле происходит. Когда мои коллеги снимали Антимайдан, люди там прятали лица. Они понимали, что делали что-то нехорошее. Кстати, ребята с Антимайдана приходили поесть на Майдан, и им говорили: «Проходите, пожалуйста».

До 23 марта я сам и маленькая компания, которая у нас есть в Голландии, финансировали фильм. Потом уже мы обратились в голландский фильмофонд, он помог нам на стадии постпродакшна. Я снимал на самую простую камеру Sony, а оператор — на фотоаппарат Canon. Я не знал — получится у нас фильм или нет, потому не обращался к продюсерам. Ждать ответа от них — неблагодарное дело. Время-то не ждет.

Моя львовская подруга считает, что напрасно Сергей не показал в финале почти сто гробов с убитыми, которые проносили на Майдане. Он оставил только один. Для него финальное прощание с погибшими и их поминовение — важная точка в фильме: «Это память о тех, кто погиб. В нашей стране принято ставить памятники неизвестным солдатам. Но надо ставить и героям, чьи имена известны».

23 мая «Майдан» выходит в прокат во Франции, потом — в Польше и Нидерландах. Сергей Лозница надеется, что покажут его и на Украине. А потом он выложит картину в Интернете, потому что считает, что она должна быть увидена всеми, кто ее хочет увидеть.