СЕРГЕЙ ЛОЗНИЦА О МАЙДАНЕ: «ЭТО БЫЛА АНТИСОВЕТСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»

Инга Домбровская, Французское Радио "RFI", www.russian.rfi.fr, 22.05.2014

В Каннах в эту среду был показан фильм Сергея Лозницы «Майдан», документальная лента, состоящая из несколких “живых картин”, снятых фиксированным кадром и проследующих события Евромайдана от его начала до бегства президента Януковича. Сергей Лозница в третий раз участвует в Каннском фестивале. На сей раз его фильм был показан вне конкурса. В интервью RFI он рассказывает об этой своей работе и своем видении произошедшего в Украине.

Отметим, что свою пресс-конференцию в Каннах Сергей Лозница начал с заявления в поддержку крымского режиссера Олега Сенцова, задержанного российским ФСБ по подозрению в терроризме. Режиссер также подтвердил свое решение не давать в Каннах интервью российским СМИ: об Украине вы говорите столько лжи, и я не хочу, чтобы мой голос был в этом потоке, – сказал режиссер. После пресс-конференции он ответил на вопросы нашей радиостанции.

RFI: Каким образом вы решили снять этот фильм? Как известно, вы снимали совершенно другую картину в Киеве. В этот момент начались события, которые взволновали всю Украину – это момент отказа подписания ассоциации Януковичем и выход людей на Майдан. В какой момент вы поняли, что надо все бросать и идти это снимать?

Сергей Лозница: Я в этот момент не снимал картину, я готовился к следующей картине. Но дело в том, что эта история – ладно, еще отказ Януковича от подписания – это ради бога, но там произошла следующая ситуация, когда милиционеры избили детей, студентов на Майдане. И это всколыхнуло людей, вот эта несправедливость. И дальше, конечно, уже этот протест начал нарастать. И в этот момент, конечно, это тоже взволновало меня, я тоже не мог сидеть. И как только позволили обстоятельства, я туда поехал с камерой.

Как бы вы охарактеризовали – про что эта картина? Мы видим людей, мы видим историческое событие, мы видим Майдан, что были ваши источники вдохновения в кинематографическом плане?

Если коротко сказать, то это «Рождение нации» [фильм американского режиссера Дэвида Гриффита, - прим.]. Это фильм и об этом историческом событии, и об украинском народе. Я говорю не «национальность», а «народ». Народ – государство – Украина. И о плате, которую люди готовы принести за такие для многих абстрактные вещи, как достоинство и свобода.

Когда вы показываете Майдан, мы фиксировано видим лица людей, самые разные – молодые и старые, людей разного социального происхождения, мы видим различные флаги партий – мы видим «Свободу», «Батькивщину», красно-черные флаги «Правого сектора». Стоят все, практически, весь политический спектр. Можно ли сказать, что, может быть, Восток, где традиционо преобладают крайне левые, левые, даже немножко советские политические симпатии, не нашел себя политически в Майдане. Крайне левый фланг, может быть, слишком слабо был представлен, и поэтому произошло это неприятие?

Во-первых, я не знаю доподлинно ситуации, потому что я там не был – на Востоке. Мне сложно, я сужу только по тому, что я вижу в разных СМИ. Но я думаю, что речь идет все еще… эта революция была революцией антисоциалистической, антисоветской. И, разумеется, есть люди, которые еще хотят продолжать жить так, как жили в Советском Союзе. Ну, например, отдать ответственность за свою судьбу «дяде», который будет много чего обещать, например, коммунизм. Не принимать никаких решений, продолжать жить в нечестных условиях жизни, непорядочных условиях, которые у нас были достаточно долго. И есть люди – их достаточно много, которые поняли, что их жизнь, их ответственность, их судьба – в их руках. Я думаю, что это главная линия столкновения. И еще я бы хотел сказать, что ничего бы такого на Востоке Украины не произошло, если бы не было там активного участия Российской Федерации. Вот это мое мнение. В том числе, и информационного участия, потому что то, что мы наблюдаем на российских каналах, в российских СМИ, это, конечно же, информационная война против Украины. Или против того выбора, который украинский народ сделал.