НЕУМЕСТНЫЕ ШЕДЕВРЫ

Вадим Зельбин, www.film.ru, 01.02.2009

ворчество Сергея Лозницы, ставшее зарубежом предметом научных изысканий, а у нас — источником вдохновения самых умных критиков, по инерции записывают в разряд документального кино, но в платоновой пещере, где мы все живем, его камера повернута не в сторону проекций на стене, а в сторону их источника. К идеальным формам. Документальный подход к делу выражается у Лозницы в том лишь, что такими формами могут быть ленинградская блокада (“Блокада”), литейный цех (“Фабрика”), зал ожидания (“Полустанок”), выпуски киножурнала “Наш край” 50-60-х годов (“Представление”) или унылый среднерусский ландшафт во время оттепели, по которому панорамирует бесконечными кругами камера — как если бы на колокольню приземлился шпионский НЛО с миссией запечатлеть этот кусок планеты во всех подробностях. Частью ландшафта наравне с заборами, деревьями, дорогами, стала очередь наших сограждан, мнущаяся на остановке. Лозница — математик по профессии, специалист по искусственному интеллекту, и представление, что за любой реальностью всегда скрывается идеальное число, сказалось как на его фильмах, так и на карьере: в эпоху нулей его кино оставалось, пожалуй, главным неопознанным объектом. Смотреть нужно все, но “Пейзаж” — наиболее подходящая точка для отсчета.