«АРТДОКФЕСТ» КАК ЛЕКАРСТВО ОТ ЗАМЕРЗАНИЯ

Наталия Демина, «Полит.ру», www.polit.ru, 12.12.2015

Этот фильм медленно разгоняется, а потом пробирает до дрожи. Ты как бы становишься частью бурлящей массы людей, переживающих уникальный момент в своей жизни. Для человека моего поколения, выросшего с горбачевской перестройкой и с радостью встретившего слом советской системы, а ныне с ужасом видящего возврат к этой системе в модернистско-ура-патриотическом ключе, «Событие» действительно стало событием.

В фильме Сергея Лозницы «Лебединое озеро» как музыка путчистов постепенно становится мелодией свободы, гимном нового флага и символом падения советского режима, а в конце – музыкой разочарования от упущенного шанса создать нормальную страну и несбывшихся надежд. Музыка Цоя и «Ивасей» гармонично вплетаются в рассказ о просыпающейся стране, которая потом опять заснула.

Именно этим фильмом 8 декабря открылся «Артдокфест» – Международный фестиваль документального кино, который проходит сейчас в Москве и Санкт-Петербурге и завершится 16 декабря. Приветствие от руководителя фестиваля Виталия Манского началось и закончилось кадрами похорон Сталина, а обращение к зрителям он произнес с Немцова моста. Позади него – цветы на месте убийства Бориса Немцова, фильм о котором покажут на фестивале.

«Не спи – замерзнешь» – гласит девиз фестиваля. И кажется, фильм Лозницы призван нас разбудить. Известно, что он сделан на основе хроники, снятой в августе 1991 года операторами «Лендокфильма». В титрах приведены их имена: Владимир Глазков, Вадим Донец, Владимир Дьяконов, Александр Иванов, Сергей Ландо, Владимир Морозов, Игорь Петров и Лев Рожин. Они день за днем фиксировали на кинопленку, как мирные советские люди за три дня строительства баррикад, ожидания подхода танков и тревожного вслушивания в радиопередачи, перерождаются, становятся гражданами.

Так получилось, что я сидела впереди Людмилы Нарусовой, вдовы Анатолия Собчака, одного из героев фильма, и в один из моментов, когда ее муж произносил с экрана слова о необходимости противостоять путчистам, она закрыла руками лицо. После окончания фильма она быстрее всех покинула зал, сославшись на плохое самочувствие. Потом я увидела ее в коридоре и попросила о комментарии (см. ниже).

Вместе с ней сидел режиссер и актер Андрей Смирнов. Когда «Событие» закончилось, он сказал, что «Сергей Лозница – выдающийся режиссер, о чем я знал и до этого фильма. В этом документальном кино он еще раз это подтвердил».

«Лозница взял готовые документальные съемки. Что в этом режиссерского?», – спросила я Смирнова. «Как?! – изумился моему невежеству режиссер. – Вытащить весь этот материал из кучи телевизионного мусора, выстроить его, построить композиционно, озвучить, прочувствовать как использовать «Лебединое озеро». Это – мастер высочайшего класса!»

В свою очередь, Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино», отметил, что фильм оставил в нем «многомерное чувство. С одной стороны, это невероятной важности актуальный фильм, куда ушла страна за 25 лет, что с ней произошло, что с каждым из нас».

«Было абсолютное чувство, что сегодня ни такие митинги, ни такие решения, ни такие люди, ни такая смелость, ни такая жертвенность невозможны. За 25 лет у нас другая страна и можно быть готовым к тому, что российский флаг опять поменяется на красный. Этот фильм – диагноз, фильм – событие. Так трудно сделать сегодня фильм из хроники, который бы люди переживали заново как актуальный. Это ужасно трудно», – подчеркнул он.

«Этот фильм как пощечина всем нам», – сказал собеседникам Виталий Манский. И с ним нельзя было не согласиться? Как мы профукали нашу свободу? Когда мы перестали быть гражданами? И когда помощник демократа Собчака Путин, мелькнувший в хронике на паре кадров, стал строителем нового СССР?

Фильм завершается словами Собчака, что «От слов о реформе нужно перейти к делу», каркающими над Смольным воронами и горькими строками, что «СССР прекратил существование в декабре 1991 года. Суд над преступлениями советского режима не состоялся. Бывшие коммунисты и советские чиновники остались у власти в большинстве стран, возникших после распада СССР». Кажется, этими словами Сергей Лозница хотел донести до нас мысль, что главная причина нового витка советизации страны – то, что не была проведена люстрация, не был произведен демонтаж советской системы и она через 20 лет вновь поднялась из болота.

* * *

Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака, бывший сенатор:

Это очень честный фильм. Я благодарна режиссеру, что он собрал такую хронику. Гордость за свой город, потому что мало кто знает, что судьба путча решилась в Петербурге (тогда еще Ленинграде), где не пролилось ни капли крови, где Собчаку удалось остановить танки. А главное вы знаете, эти лица плохо одетых людей, все потерявших, но с такими чистыми взглядами. И очень горько понимать, что за эти 25 лет мы это, как бы помягче сказать, профукали глоток свободы, который у нас был. Этот исторический шанс выйти из рабства и стать настоящими гражданами. В этом фильме главный герой – это граждане. Не народонаселение как сейчас, которое опять идет за поводырем, а не думает о тех главных ценностях, которые дает свобода.

И еще лично для меня в этом фильме конечно кроме того, что я увидела своего мужа, очень важен один момент. Если вы помните, что когда вся страна в оцепенении смотрела Лебединое озеро, Собчак пошел на «Пятый канал», который был федеральным, и первым сказал, что власть захватили государственные преступники: бывший министр внутренних дел, бывший премьер-министр и т.д. Рядом с Собчаком был его помощник Владимир Путин. Он тогда, хотя во главе путча был руководитель КГБ Крючков, был рядом с Собчаком. И я задаю себе вопрос: когда он был настоящим тогда или сейчас?

А как вы думаете, что с ним произошло?

Я не могу ответить на этот вопрос.

А с народом? Ведь проблема и в нас.

Обыдление сознания. (В фильме один оратор говорит о путчистах: «Они привыкли иметь дело с быдлом, они привыкли иметь дело с толпой»)

Почему?

Вы знаете, для того, что бы было понятно… Когда сосланные в Сибирь декабристы вернулись домой, то один из них Якушкин пришел в свое имение, собрал всех своих крепостных. Это было еще до освобождения крестьян в 1856 году. И сказал: Вы мне верой и правдой служили, но я вам дарую свободу. Крестьяне бросились на колени, шапки оземь: «Барин – отец родной, мы служили твоему отцу и твоему деду, пока ты был в Сибири собирали все подати, не было недоимок. За что же ты теперь нас отец родной.

Мне кажется, что это очень похоже на то, что происходит сейчас.

А те люди, которых мы сейчас видели на Дворцовой площади, может быть они уехали?

Да нет, это же тысячи людей!